Pages Menu
Facebook
Categories Menu

Подробности о суде над врачом Майкла Джексона Конрадом Мюрреем

Окружной суд Лос-Анджелеса приступил к рассмотрению дела личного врача Майкла Джексона. Конрада Мюррея обвиняют в том, что 25 июня 2009 года он ввел страдавшему от бессонницы певцу смертельную дозу сильнодействующих лекарств. В день начала слушаний у здания суда собрались сотни поклонников Джексона, убежденных в виновности врача.

Открывая заседание, прокурор Дэвид Уолгрен (David Walgren) заявил, что Мюррей не оправдал «безграничного доверия» Майкла Джексона и, хоть и непредумышленно, убил его. В подтверждение своих слов обвинитель предъявил присяжным аудиозапись с телефона Мюррея, записанную за несколько недель до смерти Джексона. На ней 50-летний певец (или кто-то с похожим голосом) заплетающимся языком рассказывает Мюррею о том, какое незабываемое шоу он подготовил (премьера новой концертной программы Джексона «This Is It» была запланирована на июль 2009 года). «Это будет феноменально, — говорил Джексон, по-видимому, находившийся под воздействием медицинских препаратов. — Когда люди будут покидать это шоу… мое шоу… я хочу сказать им, что никогда не видел ничего подобного». Обвинение утверждает, что эта запись — лучшее доказательство того, что Конрад Мюррей хорошо знал, какое неблагоприятное воздействия оказывают на Джексона прописанные ему лекарства.

Обвинение описывает день смерти короля поп-музыки следующим образом. Утром 25 июня Джексон находился в спальне своего дома, страдая от бессонницы, как и все предыдущие месяцы. Пользуясь проверенными за время лечения средствами, в 10:40 Мюррей дал певцу несколько препаратов с седативным эффектом и сильнодействующий анестетик пропофол. После этого доктор отлучился по своим делам: обзвонил друзей и коллегу по бизнесу, написал сообщение страховщику Джексона, убедив его в превосходном состоянии своего пациента, и, наконец, в 11:51 созвонился со своей подругой-официанткой. Через пять минут разговора девушка услышала в голосе Мюррея волнение, после чего тот бросил трубку.

Вернувшись в спальню, Мюррей обнаружил, что Джексон не дышит, и вызвал ассистента певца Майкла Амира Уильямса (Michael Amir Williams). Тот, в свою очередь, позвонил телохранителю Джексона Альберто Альваресу (Alberto Alvarez) и велел ему немедленно подняться в спальню.

Альварес застал Мюррея в тот момент, когда тот пытался реанимировать певца. И делал это одной рукой. В теле Джексона телохранитель заметил трубку, которая, как объяснил суду прокурор Уолгрен, используется для сбора мочи в тех случаях, когда пациент находится в бессознательном состоянии.

Когда Мюррей понял, что его попытки вернуть Джексона к жизни бесполезны, он в панике стал засовывать флаконы с лекарствами в сумку. И только после этого доктор велел Альваресу вызвать «скорую помощь». Это произошло в 12.20 — через 24 минуты после того, как встревоженный доктор распрощался с подругой-официанткой. Прибывшая «скорая» констатировала смерть Джексона в 12.26. Позже медицинская экспертиза показала, что певец умер от отравления пропофолом в сочетании с седативными средствами.

Продемонстрированная на заседании 27 сентября фотография умершего Джексона сопровождалась недвусмысленной подписью «Убийство». Обвинение настаивает на том, что поведение Мюррея в отношении его пациента нарушало «все принципы медицинской этики». Во-первых, доктор, зная о реакции Джексона на пропофол, использовал это лекарство для борьбы с бессонницей каждый день в течение более чем двух месяцев. Во-вторых, Мюррей не позаботился об оборудовании, которое позволило бы спасти жизнь пациента в случае осложнений. Наконец, он не сообщил прибывшим врачам «скорой» о том, какие лекарства принял Джексон незадолго до смерти.

По данным обвинения, за 80 дней в период с апреля по июнь 2009 года Мюррей заказал в общей сложности 155 граммов пропофола. Таким образом, в день ему требовалось почти два грамма препарата. Обвинитель предложил сравнить эту цифру с показаниями Мюррея, который признался полиции, что время от времени давал Джексону пропофол, но ограничивался дозой в 25 миллиграммов.

Версию о недобросовестности Мюррея подтвердил директор и хореограф Джексона Кенни Ортега (Kenny Ortega). Он рассказал, что в последние дни своей жизни певец выглядел подавленным, говорил бессвязно, страдал от приступов холода и страха. Когда Ортега сообщил Мюррею о своих опасениях, тот посоветовал ему не вмешиваться не в свое дело.

У защиты Мюррея, однако, есть своя версия произошедшего. Адвокат Эд Чернофф (Ed Chernoff) утверждает, что Джексон злоупотреблял сильнодействующими лекарствами без ведома врача —